"КиноЛикбез-3": Первый день (обзор Владимира Амонрашева)

26.04.2012 08:35

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ФЕСТИВАЛЯ «КИНОЛИКБЕЗ-2012»

 

Третий Киноликбез радует широтой географии представленных работ и качественным разнообразием картин. Возможно кто-то еще таит ностальгические воспоминания по тем временам, когда Киноликбез был исключительно сибирским фестивалем, но это навсегда изменилось. Фестиваль объединил авторов из множества городов России, ближнего и дальнего зарубежья.

Просматривая самые разные фильмы, хорошие и плохие, сложно избавиться от мысли, что картин на русском языке производится слишком много для того, чтобы охватить сознанием хотя бы малую толику. Приходится тешить себя мыслью, что я хотя бы немного вырываюсь за рамки стандартной кино-культуры, просматривая авторские фильмы, которым заказан путь на телевидение.

Я не могу квалифицированно оценить фильмы с точки зрения следования канонам кино-языка, для этого нужно получить соответствующее образование или начать увлекаться авторским кинематографом не с 20 лет, как я, а немного раньше. В то же время я интуитивно чувствую, что представленные на фестивале фильмы сделаны качественно: во многих задействованы настоящие сценаристы, осветители, гримеры, монтажеры и даже специальные водители.

Сложно смотреть кино, не обремененное какой-либо идеей. Вот, что самое главное. Идея по своей значимости, может быть, перевешивает профессионального звукооператора или осветителя. Фильм можно снять на мобильный телефон и это будет хороший фильм, если режиссер вложит в него свои выстраданные мысли и подлинную искренность. С этой точки зрения, просмотренные мною фильмы можно разделить на три категории: фильмы с идеей, «пустые» фильмы, фильмы с не читаемой идеей.

Так, фильм «Мир вокруг тебя» нельзя назвать совсем уж без содержательным. Все-таки мысль о том, что нужно улыбаться миру, чтобы мир улыбался тебе, представляет собой довольно значительный моральный императив. Но это тот самый случай, когда автор палит из пушки по воробьям. Жаль, что такие усилия были затрачены на столь тривиальное высказывание. По форме фильм просто чудесный, нельзя не порадоваться живой актерской игре. Однако, посмотрев картину, испытываешь острую жажду смысла. Трюизм сложно поставить в центр концепции в рамках авторского кинематографа.

Схожие претензии могу высказать в отношении фильмов «БДТ», «Грезы там, (мы) здесь» и «Границы разума». Последняя картина явно эксплуатирует голливудские мотивы и не выдерживает никаких попыток деконструкции.

 

К радости любителей детского кино в первый день фестиваля мы увидели три добрых фильма: «Дед» и две вариации на тему рассказа Г. Горина «Ежик». Эти приятные, хорошо декодируемые фильмы развивают проблему ценностей и отказа от них в пользу псевдоценностей. Может быть немного наивное развитие этой проблематики компенсируется полнотой формы. Фильм «Дед» вообще можно причислить к высшей лиге кинематографа, настолько качественно и дотошно он сделан.

К не читаемым фильмам я отнесу картины: «Гиперраум», «Вана вана шаба» и «Гости». Ментальные конструкции, продукты бессознательного порой заставляют пошире раскрыть глаза, порой вызывают мурашки на коже, но не дают удовольствия работы мысли. Мозгу так и хочется прилепиться хоть к одному образу, чтобы начать процесс синтеза, но образы распадаются, виртуальная реальность оказывается зыбкой и текучей. Естественно, произвести какую-либо констелляцию смыслов в данном случае не представляется возможным.

Перейду к самому приятному — фильмам, которые затронули меня до глубины души и оставили значительный след. Картина «Ведьма», несмотря на простой сюжет, выдержана в едином стиле. Это полноценное короткометражное кино, как мне кажется, базируется на серьезном сценарном подходе. Невольно возникает параллель с рассказом Ч. Буковски «Ведьма». Буковски очень редко экранизируют на территории бывшего Советского Союза, но для меня лично «Ведьма» - это уже второе кинематографическое воплощение рассказов американского писателя, снятое на Украине. Помимо декадентских мотивов «Ведьма» успешно воплощает мысль о жертвенности мужчины. Сама жизнь, экзистенция мужчины, часто служить лишь питательным веществом, стимулирующим самолюбие женщины. Для подобных фильмов вполне резонно представить мужчину в виде домашних тапочек или фаллоимитатора.

«Голубая кость», конечно, отличается качеством формы и исключительным актерским составом. Кроме того, картина «кричит» мыслью об одиночестве и чуждости другого. Понятно, что все герои картины гиперболизированы и метафоричны. Мы заперты в своих телах, и паралич — это лишь крайнее проявление заброшенности в биологическую оболочку. Нет способов понять друг друга: язык и экстралингвистические средства лишь имитируют понимание. Все, что нам остается, это бесконечные извинения за собственное существование, которое в той или иной степени всегда является обузой для близких людей.

 

Владимир Амонрашев

 

Фотографии Юлии Храмовой   

Архив